ОПР
Объединенная промышленная редакция
Газета о промышленности
Газета для промышленников
Промышленный еженедельник
Независимая межотраслевая газета о промышленности
Издается с 2002 года
Выходит по понедельникам
 

НАВЕРХ

Разделы
Промышленный еженедельник
№31(754) 9-15 сентября 2019

(свежий номер каждую неделю)
Читайте в номере
Итоги МАКС-2019
Общая сумма подписанных соглашений превысила 250 млрд руб.

Подольское медно-цинковое
УГМК начало разработку одного из крупнейших месторождений России

Инновации
Самарская КТП Пилот и ее объективные преимущества

Новые формы сотрудничества
АО «Пермские моторы» и Пермский авиационный техникум им. А. Д. Швецова

Студенческий энергоотряд
В «Россети Сибирь» завершился седьмой сезон работы

«Машиностроение и автомобилестроение»
В Москве открылась тематическая фотовыставка

Изготовление СВЧ-приборов
Техмаш завершил строительство «чистых помещений»

Первая пятилетка
KASTAMONU в России отмечает юбилей

Финфорум
На этой неделе в столице проходит Московский финансовый форум

Игнат Бычков: «Для развития полупроводниковой промышленности необходимы эффективные высокопроизводительные вычислительные технологии и системы»
Интервью с модератором секции «Высокопроизводительные вычислительные системы» форума «Микроэлектроника» Игнатом Николаевичем Бычковым

Игорь Корнеев: «Микроэлектроника» ежегодно предлагает пути поддержки отечественных производителей»
Интервью с Игорем Леонидовичем Корнеевым – кандидатом технических наук, директором по научным работам АО «НИИМА «Прогресс», модератором секции «Навигационно-связные СБИС и модули» форума «Микроэлектроника-2019»

Борис Крыжановский: «Надеюсь, нам удастся объединить усилия программистов и разработчиков «железа»
30 сентября 2019 года стартует V юбилейный Международный форум «Микроэлектроника-2019»

Творящие добро
Благополучатели назвали Свердловскую область примером

Rostec presented at EEF
Russian helicopters Mi-171A2 and Ka-226T for India

High-end Concurrent Events
Проекты "ПЕ"
Журналы:
Газеты:
Подписка на электронную версию газеты
Дает преимущество во времени: на сайте газеты свежий номер выкладывается утром в среду, а подписчики электронную версию получают уже в понедельник до 10.00 утра (по Московскому времени).
Специальные проекты "ПЕ"
Социальные проекты "ПЕ"
Интервью
Борис Крыжановский
«Надеюсь, нам удастся объединить усилия программистов и разработчиков «железа»
Игорь Корнеев
«Микроэлектроника» ежегодно предлагает пути поддержки отечественных производителей»
Игнат Бычков
«Для развития полупроводниковой промышленности необходимы...»
Владимир Андронов
«О комплектной трансформаторной подстанции Пилот»
Елена Катаева
«Индустрия будущего: миф или реальность?»
Мураками Кацухико
«HCM ценят за надежность и качественное сервисное обслуживание»
Анатолий Кинебас
«Цель состоит в том, чтобы студент знал, какие задачи перед ним будут стоять, чем и как он будет заниматься на своём рабочем месте»
Денис Басовский
«Лидерский контекст заключается в том, что я могу повлиять на ситуацию и на людей только с помощью своего слова и действия»
Станислав Мошаров
«В Ассоциации «Города Урала» одинаково уважительно относятся к мнениям главы города-миллионника и небольшого муниципального образования»
Геннадий Емельянов
«Активное участие жителей в формировании проектов общественных пространств является условием не просто желательным, но необходимым»
Прохор Дармов
«О том, как оценивают достижения в компании Ростсельмаш и о значении разработок для сельского хозяйства»
Светлана Федосеева
«Нам выпала честь представлять достижения в мировой промышленности, машиностроении и высоких технологиях»
Игорь Мудрик
«Об особенностях RUBAE 2018»
Михаэль Браун
«Сейчас на российском рынке востребована наисовременнейшая техника»
Александр Нерадько
«Уверен, что RUBAE-2018 оставит много приятных воспоминаний у всех, кто прикоснется к шедеврам гражданского самолетостроения»
Владимир Цуцкарев
«ЦБА "Пулково-3"»
Ярослав Одинцев
«У российской деловой авиации, российских авиакомпаний и российских бизнес-джетов, безусловно, есть будущее!»
Юрий Завалин
Навстречу «Микроэлектроники-2018»
Кирилл Ильичев
«МЭЦ решает все стоящие перед московскими предприятиями задачи по выходу на международный рынок»

Троянский доллар

Американцы нанимали российских военных ученых работать против России


В годы «перестройки» американцы давали гранты нашим засекреченным оборонным ученым, завуалировано предлагая им поработать против собственной страны. Свидетельства тому имеет российская военная контрразведка. С некоторыми документальными материалами, добытыми в ходе оперативных мероприятий, был ознакомлен автор этих строк. Материалы относятся к не столь давнему времени, когда старые устои рушились, будущее представлялось туманным, жизнь у большинства была безденежной и полуголодной, а предложения иностранцев казались подарком судьбы. Именно в эти годы в России сформировались внутри- и межведомственные узко корпоративные структуры, установившие с США взаимоотношения на качественно новом неофициальном уровне.

Характерно, что все эти многочисленные научно-технические, экономические и общественные структуры, как правило, в своем названии применяли (а некоторые применяют по-прежнему) слово «Центр». Научный, аналитический, коммуникационный и пр. – Центр! Это, по утверждениям российской контрразведки, можно считать отличительным признаком использования их американцами или кем-то еще в реализации политики глобализации экономики, безопасности и информации.

Выдавали назначение Центров и проблемы, которыми они занимались: разработка вооружений, использование технологий двойного назначения, сбор и анализ оборонной информации, организация научно-технической экспертизы, координация взаимодействия предприятий ОПК разных стран в создании эффективных военно-технических средств.

Естественно, что такое «сотрудничество» легендировалось необходимостью борьбы с терроризмом, противодействия странам-изгоям, представлявшим угрозу всему миру, предотвращения расползания опасных технологий военного и двойного назначения.

Представителями США в этих российских организациях были, в основном, бывшие и действующие военные, высокопоставленные чиновники, кадровые разведчики. Раньше они, как правило, трудились в структурах минобороны США - Консультативном совете, Управлении по оборонным исследованиям и разработкам, специальным вооружениям, в Агентстве по передовым исследовательским проектам (ARPA), Научно-исследовательском и инженерном центре Ракетного командования армии США, НАСА, Сандийской, Ливерморской и Тартанской национальных лабораториях.

Персонал Центров с российской стороны тоже состоял отнюдь не из либеральных интеллигентов, мало что смыслящих в военном деле. Там тоже были сплошь ушедшие в отставку высокопоставленные чиновники из различных структурных подразделений министерства обороны РФ: главных штабов видов вооруженных сил, центральных НИИ, ядерного полигона, аппарата заместителя министра обороны и так далее. И все больше академики, адмиралы и генералы, доктора военных и других наук. Они регулярно ездили в Штаты, читали там лекции, принимали участие в симпозиумах и конференциях под безобидными для многих названиями, которые только специалист прочитывал правильно и понимал, что за этим кроется. А наши отставники были специалистами и понимали, что делают.

И невольно вспоминается одна история, рассказанная мне генерал-лейтенантом Службы внешней разведки России Вадимом Алексеевичем Кирпиченко, ныне покойным. В разгар Перестройки на встрече наших и американских бывших разведчиков штатовцы пооткровенничали: если б вы знали, сколь высокие посты занимали в России наши агенты! Видимо, далеко не все сегодня известно и о работе научно-общественных центров.


Мы же сейчас – о том, что известно.

В документах контрразведки обозначены конкретные вузы, НИИ, прочие научные организации, причастные к военным разработкам. Названы конкретные исполнители, их должности, научные и военные звания, степени. Известны и суммы гонораров, полученных за, по сути, предательство. Должен сказать, что они никак не тянут на известные тридцать сребреников.

Эти люди активно сотрудничали с американцами, хозяйничавшими тогда в стране. Ситуация очень напоминает времена Великой Отечественной войны: полицаи, бургомистры, старосты делали все, что им «рекомендовали» фашисты. Позднее суды назовут это преступление сотрудничеством с оккупантами.

Многие из названных в документах организаций, институтов существуют и сегодня. Конечно, там трудятся другие люди. Если и сотрудничают они с теми же представителями НАТО, то, хочется надеяться, не в ущерб собственной стране. И ситуация в оборонно-промышленном комплексе России другая. Предприятия получают твердый гособоронзаказ, изделия оборонки вызывают у вчерашних «партнеров» зубовный скрежет. И контрразведчики, уверен, не оставили без внимания те документы, на основе которых написана эта статья. Автору доподлинно неизвестно, как поступили с теми, кто «подносил патроны» противнику, но нет сомнения, что эта полоса жизни не стала для них лучшей.

Коробейники с ракетами

Программа по изучению распространения обычных вооружений разрабатывалась в одном из Центров (при известном российском техническом вузе) несколько лет. Декларируемая цель - дать общественности и российскому правительству объективный анализ международных проблем распространения обычных вооружений, политики экспорта оружия бывшим СССР, состояния военно-технического сотрудничества (ВТС) в России.

Программа была инициирована и финансово поддерживалась «Центром международной торговли и безопасности» (ЦМТБ) университета Джорджии и «Центром по проблемам национальной безопасности» при Массачусетском технологическом институте. Был создан банк данных конфиденциальной информации по проблемам ВТС и торговли оружием России и стран бывшего СССР. Базу данных сосредоточили в отделе технической информации одного из российских информационных агентств и в информационном узле Центра при вузе в России.

США были обеспокоены развитием международного рынка вооружений и ролью России. Традиционно российский оборонный комплекс на 3\5 финансировался за счет экспорта. Но в конце 1990-х российская оборонка оказалась в кабальных условиях из-за навязанных обязательств по запрещению и ограничению вооружений. На это требовались громадные финансовые затраты. Доля России в мировой торговле оружием сократилась в 10 раз, страна утратила потенциальную клиентуру, исчез государственный заказ, финансирование программ по совершенствованию систем вооружения было прекращено. Однако Россия все же экспортировала оружие, иногда в обход международных ограничений.

Выживая, оборонные предприятия находили нестандартные возможности продажи оружия за рубеж. Паралллельно незаконно продавались технологии производства оружия и избыточное вооружение из арсеналов Вооруженных сил. Словом, формировался теневой рынок. Он делал международную торговлю оружием неустойчивой, труднопредсказуемой.

Финансовый кризис 1998 года, некоторые не угодные Западу кадровые перестановки в правительстве России, приоритет пополнения госбюджета от продажи оружия – все это, по мнению США, привело к нарушению устойчивости системы международной безопасности. Особенно раздражал американцев российский экспорт в развивающиеся страны сложной военной техники и усовершенствованных систем вооружения последнего поколения. Прежде всего, систем ПВО S-300 PMU-1, S-300V. Они позволяли странам-обладателям надежно контролировать собственное воздушное пространство.

Раздражение США и НАТО вызвал российско-кипрский контракт на поставку этих систем. Беспокоил интерес Индии и Китая к дальним бомбардировщикам Ту-22М, некоторым типам атомных подводных лодок. Все это, по мнению США, делало невозможными миротворческие операции.

Создаваемая по заказу международных научных Центров и контролируемая спецслужбами США база данных по военно-техническому сотрудничеству между странами бывшего СССР предполагала изучение и анализ всего комплекса военно-технического сотрудничества, куда входили в том числе российская национальная политика, количество и состав акционеров оборонных предприятий, их экономическое состояние и перспективы развития.

Международное сообщество уделяло внимание запрещению и ограничению распространения ядерного, химического и биологического оружия, ракетных систем и компонентов их производства, а обычные вооружения (высокоточное, нелетальное и стрелковое) выпали из поля зрения. Но в локальных конфликтах они могли представлять опасность.

За несколько лет Центр изучил проблемы торговли оружием в СССР, проанализировал информацию, изучил состояние государственного контроля над нераспространением обычных вооружений, возможности их производства, создал базы данных и регистр контрактов по поставкам обычного вооружения Россией и странами СНГ.

Российские ученые - «наемники» собирали информацию о должностных лицах, причастных к реализации оружия и боеприпасов, выявляли особенности экспортно-контрольного режима вывоза товаров и технологий двойного назначения, изучали и классифицировали модели оружия, промышленных комплексов, занятых его производством.

Делали это, используя рабочие отношения с должностными лицами из правительственных учреждений, с российскими экспертами из неправительственных организаций, развивали контакты с западными экспертами. Из материалов военных контрразведчиков видно, что работу международного экспертного сообщества в области контроля над нераспространением обычных вооружений координировал «Центр международной торговли и безопасности» (ЦМТБ) университета Джорджии (США). В России этой проблемой занимался «Центр политических исследований в России» (ПИР-Центр).

14 ноября 1999 года в Москве в отеле «Пушкин-Плаза» в режиме «не для печати» прошел семинар «Экспорт обычных вооружений из России: сегодняшнее состояние и перспективы». Темы докладов: «РКРТ и экспорт крылатых ракет и их компонентов», «Проблемы конкурентоспособности российского оружия в АТР», «Особенности российско-индийского ВТС», «Российско-китайское ВТС: перспектива». Участники обсудили результаты создания неправительственного Реестра экспорта обычных вооружений из России и СНГ.

Хиросима в ранце

Российско-американское сотрудничество по «обмену» данными о результатах ядерных испытаний вступило в активную фазу, очевидно, на семинаре в Ливерморской национальной лаборатории им. Лоренса в феврале 1995 года. Семинар был посвящен вопросам воздействия атмосферных ядерных испытаний на российские сети электропередач и телекоммуникаций. Участвовала представительная делегация одного из центральных институтов Минобороны России во главе с его начальником. Делегация «осветила», в частности: способы защиты от воздействия ядерного оружия, сопротивление конструкций и материалов на большой глубине под землей, медицинские аспекты радиации, математическое и компьютерное моделирование воздействия ядерного оружия, химико-биологические проблемы.

Были установлены прямые долгосрочные отношения между Управлением по ядерным боеприпасам Минобороны США (Defense Nuclear Agency, DNA), Ливерморской национальной лаборатории (США) и упомянутым институтом МО РФ. Американцы обязались финансировать совместные научные проекты в изучении воздействия ядерных взрывов.

Тесное и теплое взаимодействие, по предположению контрразведчиков, имело поддержку ряда высокопоставленных лиц Минобороны России, Администрации президента, МИДа, Минатома. Их позиция такова: процесс совершенствования ядерных технологий необратим, потому целесообразно любое сотрудничество ядерных держав. Однако министр обороны РФ Игорь Николаевич Родионов в начале 1997 года прямые договоры российского сверхсекретного военного учреждения с американцами заблокировал. Инициаторы из числа подчиненных «получили по шапке».

Решение Родионова стало предметом обсуждения заинтересованных сторон. Искали пути объединенной под эгидой США ядерной программы вне контроля Минобороны, уточняли состав участников. Для американцев благоприятным был вариант прямых научных контактов. Отсутствие посредников удешевляло проекты и ставило в неуязвимое положение российских военных ученых.

Минобороны США направило письмо начальнику Генерального штаба Михаилу Петровичу Колесникову, опираясь на мнение одного из заместителей начальника российского секретного института: «в условиях прекращения ядерных испытаний считать важнейшей для обеих сторон задачу по проверке достоверности расчетно-теоретического аппарата, применяемого для прогноза последствий ядерного взрыва во всех средах. Необходимо организовать совместную работу, направленную на решение этой задачи. Разработать комплекс международных стандартов по защите гражданских объектов от электромагнитного импульса высотного ядерного взрыва, чтобы исключить угрозу ядерного шантажа со стороны третьих стран».

Чтобы развеять опасения неравноправным сотрудничеством с США, решено было организовать цикл публикаций в российских СМИ о необходимости военно-технического сотрудничества, его полезности для обеих стран. Предложили и темы: ядерная безопасность, нераспространение ядерных технологий, предотвращение ядерного терроризма, использование научно-технического потенциала организаций Министерства обороны для решения невоенных задач. Предлагалась пропаганда примеров научного и технического сотрудничества организаций министерств обороны США и России. Предлагалось создание в России американского аналитического центра с привлечением авторитетных отставных военных ученых.

Сотрудничающие с Минатомом правительственные структуры США посылали официальное обращение министру обороны России с просьбой дать институту возможность выполнить контракт. Было решено сформировать группу из независимых экспертов профильных структур, которые начали бы работу по американской программе. После смены руководства Минобороны РФ все проблемы были решены положительно…

Не исключено, констатировали сотрудники контрразведки, что на территории России американцы провели запрещенные в США научные разработки ядерного оружия мощностью менее 5 килотонн – так называемых ранцевых ядерных боеприпасов.

О ранцевых ядерных зарядах одно время говорили достаточно много. Потом вдруг поток информации оборвался. Но это вовсе не значит, что тема закрыта, что она устарела. На рубеже 20-30-х годов прошлого века со страниц научных журналов словно «сдуло» публикации о расщеплении атома, о цепной реакции, имплозии. Со всей мощью вроде бы похороненная идея дала о себе знать 6 и 9 августа 1945 года, когда американцы отбомбились по двум японским города, превратив их фактически в пепел.

Ядерный караул устал

Полученные контрразведкой материалы свидетельствовали: один из российских Центров изучает обеспечение безопасности российского ядерного оружия. Идет сбор и обработка данных по трем направлениям: защита от ошибок персонала, технических неисправностей ядерных зарядов и аварий, способных повлечь за собой взрыв заряда; несанкционированное использование ядерных боеприпасов в войсках или в результате похищения; предотвращение захвата оружия на боевых позициях, в местах хранения или при транспортировке.

Под пристальным вниманием «исследователей» оказались вопросы боевого обеспечения, охраны и обороны отечественного ядерного оружия. Если более детально, то это комплексность и эшелонирование боевого обеспечения, районы развертывания ракетных подразделений РВСН, позиционные районы ракетных дивизий с учетом дислокации частей Сухопутных войск, оперативное взаимодействие командований ракетной армии и военного округа в угрожаемый период и при боевых действиях.

На дивизионном уровне «партнеров» интересовали штатная численность, дислокация батальонов боевого обеспечения и охраны, порядок несения караульной службы. Плюс к этому - роль отдельных вертолетных эскадрилий (ведение разведки, сопровождение наиболее ответственных грузов, оказание помощи при нападении на объекты ракетной дивизии, характер антитеррористических и противодиверсионных действий).

Интересовала охрана боевых стартовых позиций МБР шахтного базирования, применяемые при этом технические и инженерные средства, размеры площадок типа «одиночный старт», расположение в зависимости от рельефа местности, размеры и количество заградительных рядов колючей проволоки, величина напряжения на них.

Заказчики требовали описания емкостной системы технического контроля периметра (это вертикальная электрифицированная сетка под низковольтным напряжением), минно-взрывных заграждений, типов противопехотных мин, дымогенераторов для постановки завесы.

Словом, вопросы задавались с явным знанием дела. И в вопросах, как говорят в разведке, видны были цели добывания информации.

Что касается мобильных грунтовых ракетных комплексов типа "Тополь" и боевых железнодорожных ракетных комплексов (БЖРК), то там тоже велись «исследования». Целью их были маршруты боевого развертывания и патрулирования, маскировка, охрана и оборона на маршрутах боевой службы, построение разветвленной системы железнодорожных путей, оборудование стоянок в тупиках необозначенных ответвлений от магистральных путей, характеристика автоматизированных огневых средств для отражения нападения.

Исследовались и объекты централизованного хранения («объекты С») специальных боевых частей 12 ГУ МО (это Главное управление Минобороны отвечало за сохранность боезарядов), ремонтно-технические базы (РТБ). Тут опять интересовали, разумеется, жизнеобеспечение хранилищ ядерных боеприпасов, их охрана (есть ли высоковольтные заграждения, бетонированные рвы, малогабаритные РЛС, автоматически регистрирующие движение в зоне обзора, сопряженные со станковыми пулеметами).

Очень хотелось знать американцам о конструктивных особенностях хранилищ ядерных боеприпасов, в том числе тактических, боксов для проведения работ со спецбоеприпасами, как они транспортируются.

Противоракета «Gazelle» и «direct blast effect»

Исследовалась и возможность разработки нелетального оружия для применения в густонаселенных районах. Речь шла о воздействии микроволнового и лазерного оружия на личный состав и технику. Заказчик, то есть США, рассчитывал на получение передовой технологии такого оружия. Нанятые американцами российские ученые во взаимодействии с конструкторами США должны были разработать концепцию применения нелетального оружия. Отчет должен был содержать рекомендации по разработкам с конкретными техническими указаниями, оценками риска и материальных затрат.

Научно-исследовательский и инженерный центр Ракетного командования армии США проявил заинтересованность в разработке легкой, плечевой, индивидуальной, переносной, одноразовой системы оружия для поражения разнообразных целей в городских условиях. Требования к системе такие: вес - до 12 кг, длина - менее 120 см, эффективное действие – 200-500 м, минимальное – 17-20 м. По требованию заказчика изготовление должно начаться в течение года с момента получения заказа. Срок представления результатов не должен превышать 9 месяцев.

Проект «Изучение поражаемости живой силы» предусматривал исследования испытаний различного оружия и недавнего опыта военных действий для определения безопасных границ контакта военнослужащих и гражданских с различными вредными факторами.

Американцы поставили четкие вопросы нашим ученым-наемникам. Можно ли точно предсказать превышение давления за пределами объемно-детонирующего облака для разных составов и форм этого облака? Согласны ли, что главный механизм травмы - прямой взрыв (direct blast effect) за пределами объемно-детонирующего облака? Каковы травмы от эффекта прямого взрыва? Какие физиологические эффекты (поражение легких, разрыв барабанной перегородки, потеря слуха и т.д.) используются для создания норм безопасности? Это лишь часть вопросов «коллег». Российский руководитель проекта - начальник одного из управлений ВМА МО РФ – Военно-медицинской академии. Так-то!

Российские «академики» и сами предлагали направления неофициального военно-технического сотрудничества с Минобороны США, ориентируясь на проявленный американцами интерес. Назовем некоторые первоочередные программы совместных исследований. Анализ направлений совместной разработки и применения специальных вооружений в миротворческих и антитеррористических операциях. Обнаружение и идентификация целей и наведения специальных высокоточных средств поражения. Разработка боеприпасов и специальных устройств, содержащих низкоплотные взрывчатые вещества. Оснащение автобронетанковой техники комплексами управляемого вооружения.

Интересовались «коллеги» конденсированными взрывчатыми веществами и топливно-воздушными смесями, защитой бронетехники, зенитных ракетных комплексов, самолетов от поражения высокоточным оружием. Заинтересованность США распространялась на борьбу со снайперами и на разминирование. Все легендировалось фразой «для миротворческих и антитеррористических операций».

А одна из научно-исследовательских проблем, которой интересовались штатовцы, и вовсе обнажала их с головой. Это «Система противоракетной обороны Москвы и ее возможности». И один из российских Центров провел оценочный анализ этих возможностей в сравнении с аналогичной американской системой «Сэйфгард». Все было сформулировано в работе «Оценка высоты перехвата системы ПРО».

В ней исследованы возможности российских противоракет «Gazelle», предназначенных для перехвата целей внутри атмосферы. Ученые-наемники выложили вчерашнему вероятному противнику или ГП (главному противнику) все: архитектуру, характеристика системы ПРО Москвы (режим работы РЛС, скорости противоракет и т.п.), методы селектирования боеголовок в облаке ложных целей, средства преодоления ПРО, работу радиолокационных средств. Рассказали, что система ПРО Москвы осуществляет перехват на высотах от 6 до 25 км. Не скрыли даже основу комплексов РЭП (радиоэлектронного противодействия). А это один из решающих факторов, сдерживающих развертывание полномасштабных систем ПРО.

Дырявый противолодочный «зонтик»

Военным ученым из России было предложено «Исследование оперативно важных районов Мирового океана (российские прибрежные морские акватории)». Речь шла об эффективности систем обнаружения подводных лодок, о гидрофизических характеристиках районов, о системах подводного наблюдения…

В фокусе внимания американской стороны оказалась акватория Баренцева моря. Американцы получили сформированные в СССР и России на протяжении десятилетий базы данных по гидрофизическим параметрам, сведения о поглотительных индексах, свойствах морской поверхности и дна, профили скорости звука в зависимости от координат и времени года. Вошли в предательский перечень базы данных о современных российских противолодочных системах (диапазон и уровень эксплуатационных возможностей). Легенда на этот раз была такой: возможность применения российскими военными западных технологий. Вместо них был, как известно, получен кукиш.

А вот США переданные данные позволяли эффективно вычленять из фоновых значений Баренцева моря возмущения, которые привносятся российскими субмаринами, определять степень воздействия окружающей среды на акустические и неакустические системы дистанционного зондирования.

Но друзья-американцы ломили дальше - требовали сведения о характеристиках российских сил для борьбы с подводными лодками, о системе их обнаружения, гидроакустических подсистемах ПЛ, их вооружении. Требовали и получали. Вероятно, за вознаграждения.

Тем самым ВМС США создавали в акватории Баренцева моря систему подводного наблюдения для обнаружения, классификации и сопровождения российских атомных подводных лодок. Своеобразный «противолодочный зонтик» представляет собой сеть прогнозирующих станций, непрерывно решающих томографическую задачу. Информация о параметрах морской среды передается на мощную стационарную систему, которая освещает подводную обстановку во всей акватории.

Продолжением «зонтика» стал военно-стратегический проект «Исследование характера будущей войны на море в ходе региональных конфликтов, определение роли и задач в нем сил и средств противолодочной войны». США старались свести к нулю возможности российского атомного подводного флота. С использованием нашего научного, интеллектуального потенциала и научно-технической базы была близка к созданию высокоэффективная система обнаружения, сопровождения и уничтожения российских АПЛ в акватории Баренцева моря.

В этом районе нет больших глубин, что облегчает применение противолодочных средств, дает возможности блокировать выход российских АПЛ с мест постоянного базирования в глубоководные районы открытого океана для боевого патрулирования. Можно предположить, что ключевым «техническим звеном противолодочного зонтика» стала размещенная в 60 км от границы с Россией близ населенного пункта Варде на севере Норвегии наиболее совершенная американская РЛС. Ее функциональность не ограничивалась только обеспечением нужд создаваемой США национальной системы ПРО…

США интересовали действия российского атомного подводного флота в морских акваториях с ледовым покрытием, где методы и средства обнаружения подводных объектов, о чем сказано выше, ограничены либо вообще неприемлемы. Так родился (и реализовывался) проект «Исследование степени радиоактивного загрязнения акватории Северного Ледовитого и северной части Тихого океанов в прибрежной российской зоне».

Для контроля за атомными АПЛ в сложной ледовой обстановке американцами разрабатывались средства, способные зондировать радиоактивную эмиссию ядерных энергетических установок субмарин. Для этого создавалась сеть радарных датчиков, сигнализирующих о частоте, поляризации, концентрации и распределении ионизации. Разрабатывались «нейросетевые алгоритмы и методы решения специальных уравнений математической физики для моделирования и предсказания поведения ядерных объектов».

Искусственно обостряя проблемы состояния атмосферы в арктической зоне, американцы в рамках международного эксперимента по исследованию озонового слоя (ILAS) с 1991 года техническими средствами проводили масштабные исследования акватории Северного Ледовитого океана. С российской стороны эксперимент был подкреплен Государственной целевой научно-технической программой «Гелиофизический мониторинг и исследования озонного слоя». На этот счет было постановление ГКНТ и директива Генерального штаба ВС. Программа разрешала, в частности, полеты аэростатов с оборудованием американского производства. Стартовали аэростаты с полигона международного центра ESRANGE (Кируна, Швеция) силами Национального центра космических исследований Франции и Шведской космической корпорации.

Очевидно, что в результате всех перечисленных манипуляций американское военное ведомство получило исчерпывающую информацию о транспортных тропах, концентрации радиоактивных загрязнений, позиции российских АПЛ в зависимости от конфигурации дна и толщины ледового покрытия.

«Противолодочный зонтик» над оперативно важными акваториями России создавался (при финансировании США) преимущественно российским военно-промышленным комплексом поэлементно, независимыми друг от друга научным коллективами. И потому получить достоверную информацию о создаваемой противолодочной системе вряд ли представляется возможным, заключили военные контрразведчики. В то время полностью контролируемая США противолодочная система позволяла американским военным блокировать российский атомный подводный флот в кризисных ситуациях.

Обманный «РАМОС»

Российско-американская программа «РАМОС» предусматривала создание спутниковой системы раннего предупреждения ракетных угроз. Это было логическое продолжение Программы по уменьшению стратегической угрозы - широко рекламируемой СМИ в те годы программы Нанна-Лугара. Создавалась она в рамках реализуемой тогда концепции по совместной обороне. Идеологическое обоснование «РАМОС» - «…в России наблюдается коллапс отечественной системы раннего предупреждения о ракетном нападении».

Как-то не бралось в расчет то, что «ракетное нападение» может быть только американским. Но США считали необходимым «помочь России поддерживать во время экономического кризиса организационную способность создавать и работать с системой раннего предупреждения, которая необходима для ее ядерных сил. Если этот организационный потенциал будет потерян в результате экономического кризиса, то в течении десятилетий мы будем иметь Россию без адекватной системы раннего предупреждения и с тысячами ядерных боеголовок, готовых для быстрого запуска».

Считалось, что полуслепая российская система предупреждения о ракетном нападении (СПРН) может в любое время, когда произойдет комбинация технического и человеческого факторов, привести к ошибочной массовой ядерной атаке России по США. Американские разработчики программы реализовывали свои намерения в рамках договоров СНВ по ликвидации Красноярской РЛС, расценивая ее как систему наведения для стратегических наступательных вооружений.

Напомним: отдельный радиотехнический узел неподалеку от Енисейска входил в СПРН. В 1987 году под давлением США работы по его созданию остановились, в 1990-х годах практически полностью построенная РЛС была демонтирована. Утрата этой РЛС и аналогичных объектов на Балхаше (Казахстан), в Габале (Азербайджан), в Севастополе и в Мукачево (Украина), в Скрунде (Латвия), в Барановичах (Белоруссия) США рассматривали как показатель отсутствия у России надежной системы раннего предупреждения о запуске ракет со стороны стран “третьего мира” и аргументом необходимости создания совместной ПРО.

Однако в начале 1999 года МО США отказалось от договоренности финансировать «РАМОС». Мотивация проста: реализация программы не сможет принести Соединенным Штатам достаточной пользы в сравнении с ее стоимостью. Российской стороне предложили два менее масштабных проекта, которые нацелены на исследование тех же проблем и создание космических датчиков. США планировали заменить спутниковые эксперименты экспериментами с использованием самолетов.

Это решение, кстати, вызвало политический скандал. Очевидно, привлечение России к программе «РАМОС» и выделение бюджетных средств затронуло интересы узкокорпоративной группы представителей военно-промышленного комплекса США. «Центр по проблемам национальной безопасности» при Массачусетском университете (Бостон, США) опубликовал материалы о несостоятельности проекта неатмосферного уничтожения спутников, а это был ключевой элемент создаваемой системы ПРО. Материалы убеждали, что уровень американских технологий не позволяет США самостоятельно создать в ближайшей перспективе надежную защиту от баллистических ракет. Управление по защите от баллистических ракет военного ведомства США доказательно поведало о подмене реальных результатов испытаний данными, полученными искусственным компьютерным моделированием. Как тут не вспомнить о предполагаемой «лунной афере» американцев?

Однако программу «РАМОС» поддержали некоторые депутаты Государственной Думы РФ. Они обратились в Конгресс США и заявили: провели консультации с президентской администрацией, министерством обороны, учеными в области космических средств раннего оповещения и убеждены, что «РАМОС» - важная программа в области ПРО. Отказавшись от «РАМОС», США теряют возможность сотрудничать с Россией в области космической противоракетной обороны.

Такую же позицию отстаивали во время личных контактов с представителями администрации президента США и американскими военными руководители российского предприятия - разработчика и пользователя космического эшелона российской системы раннего предупреждения. Американское лобби в России выступало за реализацию «БРАМОС» на паритетных началах: от США – финансирование, руководство и контроль, от России – долевое финансирование, высокие технологии и интеллектуальный потенциал.

Осуществление «РАМОС» шло по тому же пути, что и программа создания международной орбитальной космической станции. России это грозило утратой приоритетов в космосе, самостоятельности в реализации собственных космических проектов, в том числе связанных с обороноспособностью.

Ядерную артиллерию привести в готовность

«Эксперты» из различных российских неправительственных организаций в те годы приступили к «научной» разработке проблемы тактического ядерного оружия (ТЯО). Гарантами складывающегося миропорядка, по их мнению, были американцы. Поэтому, утверждали исследователи, любые «адресные» угрозы миропорядку можно рассматривать как вызовы именно США, которые и должны их нейтрализовать высокоточным оружием.

Угрозы намеревались ликвидировать путем нейтрализации элиты неугодных режимов. Предполагалось использование малых ядерных тактических боезарядов. В основном - на палубной авиации. Применение ТЯО планировали для увеличения издержек противника «до неприемлемого уровня», то есть фактически обеспечить возмездие. «Партнеры» убеждали: характер внешних военных угроз национальной безопасности России говорит о том, что эффективная нейтрализация возможна только за счет применения ТЯО. Видимо, имелись в виду авиационные заряды и ядерная артиллерия.

По оценке «независимых экспертов», имеющиеся мощности четырех российских предприятий по производству ядерного оружия перегружены из-за демонтажа тактического и стратегического ядерного оружия, а сборка нового оружия идет низкими темпами. В результате в российских Вооруженных Силах будет не более 1000 единиц ТЯО.

Уверяли, что при экономическом и отчасти демографическом кризисе обычные Вооруженные силы России неспособны обеспечить безопасность страны. Она будет вынуждена опираться на имеющееся ядерное оружие, в том числе тактическое. После распада СССР и Организации Варшавского договора превосходство НАТО составляло 3:1. Уравновесить такое превосходство можно только с помощью ТЯО. К тому же сокращение стратегических ядерных сил средств делает тактические силы НАТО в Европе более опасными для России. Гипотетический эффект удара тактической авиации НАТО с применением ТЯО и стратегических ядерных сил будет в 1.5-2 раза выше, чем эффект нанесения удара только стратегическими ракетами. ТЯО - важное средство обеспечения безопасности России и на Востоке.

Как взорвать московское метро?

В августе 1999 года Управление по специальным видам вооружений минобороны США заключило контракт M-0407 с закрытым акционерным обществом "Учебно-научный производственный комплекс", созданным при одном из подмосковных вузов. Стоимость контракта - $34,5 тыс. Суть соглашения - проведение научной работы по проблеме "Метро".

Группа российских специалистов должна была смоделировать возможные последствия террористического ядерного взрыва в тоннелях метрополитена. Заказчик требовал количественно оценить распространение сейсмических ударных волн, газовых потоков и величину разрушений. За исходные данные были взяты характеристики мягких водонасыщенных грунтов осадочного происхождения, в каких залегает московское метро.

Требовалось выполнить шесть вариантов моделирования: для трех взрывов мощностью в 1, 10, и 50 килотонн тротилового эквивалента и двух - по согласованию с заказчиком. Гипотетическое взрывное устройство «закладывалось» на одной из центральных станций кольцевой линии и периферийной станции на одном из радиусов.

Работа уникальная. Американская сторона получала методику расчета при выборе боезаряда, определения наиболее уязвимых в диверсионном отношении мест. И не только в московском метрополитене, но и в других разветвленных подземных сооружениях.

США решали проблему возможного уничтожения ядерными боеприпасами малой мощности (ранцевого типа) подземных объектов военно-стратегического назначения в системе московского метрополитена. Помимо метро под землей находится разветвленная сеть коммуникаций, и террористический акт может привести к непредсказуемо катастрофическим последствиям для центральной части Москвы.

Координировали работу члены американской военной делегации (есть фамилии) в инспекционных поездках по контролю за нераспространением химических вооружений. С помощью этих исследований американцы проверяли возможность предотвращения ответного ядерного удара России – путем вывода из строя системы управления и связи центрального звена.

Несколько лет назад Министерство обороны России и Генеральный штаб переехали из белого здания на Арбате в «третий дом», как в советское время называли здание на Фрунзенской набережной. Там прежде размещалось Главное командование Сухопутных войск. Теперь в комплексе импозантных зданий «сталинского ампира» находится Национальный центр управления обороной страны. Причин переезда называют множество. Кроме, на мой взгляд, одной – под зданием на Арбате проходит ветка метро – со всеми вытекающими, особенно в угрожаемый период, последствиями.

Но вернемся к грантам. Используют ли российские военные и разведчики грантовую систему для иностранных военных ученых? Об этом ни тогда, ни сегодня ничего не известно. Но стратегическая агентурная разведка – ящик с двойным, тройным дном. Решусь предположить, что тема жива.

Как наверняка живы их «кроты» в наших разведках, так и наши двойные агенты у них. Генерал ГРУ Дмитрий Поляков без малого четверть века работал на американцев. Довольно продолжительное время передавали ценнейшие сведения СВР России Олдрич Эймс из управления внешней контрразведки ЦРУ и сотрудник ФБР Роберт Хансен.

Не исчезло и такое явление, как легендированные гранты.
Поиск по сайту
«ЗАПАД + ВОСТОК / WEST + EAST»
Национальная премия
«Золотая идея»
«Российско-Турецкий деловой журнал»
Самое важное
Приглашает День Московского бизнеса
29 мая 2019 года в отеле «The Ritz – Carlton», адрес: г. Москва, ул. Тверская д. 3., будет проходить День Московского бизнеса
CHINAPLAS 2019
CHINAPLAS, азиатская выставка пластмасс и каучуков №1, будет проходить в Гуанчжоу, Китай, с 21 по 24 мая 2019 года
Владимир Путин направил приветствие участникам V Международного арктического форума
Президент пожелал всем успешной и плодотворной работы на полях Форума
ИТОПК -2019: докладчики, выступления и инновации
Менее месяца осталось до начала VIII ежегодного Форума «Информационные технологии на службе оборонно-промышленного комплекса — 2019», который пройдет 9-11 апреля. в г. Екатеринбург
Владимир Путин примет участие в Международном арктическом форуме – 2019
Президент России Владимир Путин примет участие в V Международном арктическом форуме «Арктика – территория диалога», который состоится 9–10 апреля в Санкт-Петербурге в КВЦ «Экспофорум»
Industrial Pioneers Summit
На Саммите пионеров промышленности обсудят тему «Индустрии 4.0. Что дальше?»
19 апреля 2019 г. в Москве состоится Всероссийская конференция «Гособоронзаказ и диверсификация: от частных вопросов к системным решениям»
Цель конференции – выстроить конструктивное взаимодействие представителей организаций оборонно-промышленного комплекса, государственных заказчиков и контролирующих органов
«CoalFuture» - венчурный фонд Ильдара Узбекова
Совладелец холдинга «Сибуглемет» Ильдар Узбеков объявил о создании венчурного фонда «CoalFuture»
«Вертолеты России»
Сотрудник МВЗ им. М.Л.Миля награжден премией ФСВТС России
Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству
В ФСВТС России состоялось заседание Организационного комитета ежегодной Национальной премии «Золотая идея»
Ценообразование в ГОЗ
Новеллы законодательства о Государственном оборонном заказе
«Алмаз – Антей»: модернизация аэронавигационной системы
АО «Концерн ВКО «Алмаз – Антей» примет участие в 12-й Международной выставке «Транспорт России»
IV Машиностроительный кластерный форум
С 13 по 14 ноября 2018 года в г. Набережные Челны Республики Татарстан состоится ставший уже традиционным IV Машиностроительный кластерный форум «Цифровая трансформация в промышленности. Международный опыт и Российская практика»
PTJ-international
В Берлине представлен российско-германский проект
Профилактический автопробег
«Безопасное пространство с «ФЭСТ» - на всех дорогах России
China International Import Expo - 2018
Девять крупных международных проектов представят лидеры российского бизнеса
ПВО для Китая
Концерн ВКО "Алмаз – Антей" представит продукцию военного назначения на выставке "АЭРОШОУ ЧАЙНА – 2018"
Итоги China Machinery Fair 2018
18 октября в пресс-центре МИА «Россия сегодня» состоялась пресс-конференция, посвященная развитию национальных китайских выставочных проектов
Итоги Международного форума «Микроэлектроника 2018»
1-6 октября в г. Алушта (республика Крым) прошел IV Международный форум «Микроэлектроника»
Итоги выставки 3D Print Expo 2018
12-13 октября в Москве прошла 3D Print Expo - одна из крупнейших в Восточной Европе выставок, посвященных аддитивным технологиям и 3D-сканированию
«Законодательный новый год»
РАВВ подведёт итоги работы отрасли водоснабжения и водоотведения в 2018 году в рамках традиционного мероприятия Законодательный новый год
Российский Агротехнический форум
Росстандарт и Росспецмаш подписали соглашение о взаимодействии в борьбе с фальсификатом на рынке агротехники
ARMS & Hunting 2018
«Швабе» привез десятки прицелов на ARMS & Hunting 2018
V Российский Агротехнический Форум
В Москве состоялось самое знаковое мероприятие в сельхозмашиностроении – Российский агротехнический форум
AI Conference
Третья AI Conference в Москве: что нового приготовили для гостей организаторы мероприятия
«Микроэлектроника 2018»
«Фестиваль инноваций» завершил программу форума «Микроэлектроника 2018»
«Микроэлектроника 2018»
4 октября состоялась панельная дискуссия «Мониторинг, реагирование, контроль: микроэлектроника в информационно-навигационных системах будущего»
3D Print Expo
Производители «Шоу-Дизайн» и PrintProduct – эксклюзивные спонсоры 3D Print Expo
China Machinery Fair 2018
Национальная китайская выставка машиностроения и инноваций
XIV Всероссийский конгресс «Государственное регулирование градостроительства 2018 Осень»
Состоится 16-17 октября в Конгресс-центре гостиницы "Космос"
«ПРИОРИТЕТ-2018»
Объявлены 16 новых номинантов Национальной премии «ПРИОРИТЕТ-2018»
«Микроэлектроника 2018»
«Микроэлектроника 2018»: экватор пройден
«Глобальная энергия»
РЭН - 2018: Эксперты «Глобальной энергии» назвали три фактора устойчивого развития энергетики будущего
«Микроэлектроника 2018»
«Микроэлектроника – основа национального суверенитета». Актуальные темы отрасли на пленарном заседании форума «Микроэлектроника 2018»
«Микроэлектроника 2018»
Международный форум «Микроэлектроника 2018» встречает гостей
«Самоходный фальсификат»
8 октября в МВЦ «Крокус Экспо» пройдут общественные слушания на тему «Самоходный фальсификат: как убрать с агрорынка опасную технику»
«Глобальная энергия» - 2018
Лауреаты премии «Глобальная энергия» - 2018 дали прогноз глобальным энергетическим трендам XXI века
«Глобальная энергия» - 2018
Александр Новак вручит Международную премию «Глобальная энергия» лауреатам 2018 года на форуме «Российская энергетическая неделя»
Busworld Russia 2018
Компания Yutong на международном автобусном салоне Busworld Russia 2018 представит
JCB Hydradig 110W
Первый JCB Hydradig 110W поставлен в Россию
АГРОСАЛОН
Неслучайные встречи. Биржа контактов на АГРОСАЛОН!
Interlight Moscow powered by Light + Building
Interlight Moscow powered by Light + Building выходит на новый этап развития в России
Ялтинская энергетическая конференция
В течение пяти лет Республика Крым принимает одно из ведущих мероприятий рынка энергетики – Ялтинскую энергетическую конференцию
Фонд Развития Трубной Промышленности
ФРТП призывает к системному решению проблемы незаконного оборота контрафакта и фальсификата стальных труб
Мнения экспертов
Ирина Елисеева
Старший преподаватель УЦ «ФИНАМ»
Михаил Петрушин
Генеральный директор ООО «Зиракс»
Валерий Джермакян
КТН, советник, ООО «Юридическая фирма Городисский и Партнеры»
Ярослав Кабаков
Ректор УЦ «ФИНАМ»
Андрей Сапунов
Старший инвестиционный консультант ИК «ФИНАМ»
Ждан Шакиров
Старший преподаватель УЦ «ФИНАМ»
Издания:
"Оборонно-промышленный комплекс РФ" "Диверсификация" "Российская муниципальная практика" "Русский инженер" "Объединенное машиностроение"
Оборонно-промышленный комплекс РФ
Диверсификация
Российская муниципальная практика
Русский инженер
Объединенное машиностроение
"Вестник Трубопроводных Технологий" "Радиоэлектронные Технологии" Международный проект "RADIOFRONT" Общероссийский
журнал "РАДИОФРОНТ"
"Russian Energy & Technology Guide"
Вестник Трубопроводных Технологий
Радиоэлектронные Технологии
Специальный международный проект Radiofront
Общероссийский научно-популярный журнал «РАДИОФРОНТ»
Russian Energy & Technology Guide
"Иннопром" "Russian Aviation & Military Guide" "Высокоточные комплексы" "High-Precision Weapons" "MILEX-2019"
Иннопром
Russian Aviation & Military Guide
Высокоточные комплексы
High-Precision Weapons
MILEX-2019
"Show-daily АРМИЯ-2016" "Show-daily АРМИЯ-2017" "Show-daily АРМИЯ-2018" "Show-daily АРМИЯ-2019" "Актуальная энергетика"
Show-daily АРМИЯ-2016
Show-daily АРМИЯ-2017
Show-daily АРМИЯ-2018
Show-daily АРМИЯ-2019
Актуальная энергетика
"Industrial Daily
ИННОПРОМ-2017"
"Industrial Daily
ИННОПРОМ-2018"
"Industrial Daily
ЭКСПО-2017 Астана"
"Industrial Daily
ИНТЕРПОЛИТЕХ-2017"
"Industrial Daily
ИННОПРОМ-2019"
Industrial Daily ИННОПРОМ-2017
Industrial Daily ИННОПРОМ-2018
Industrial Daily ЭКСПО-2017 Астана
Industrial Daily Интерполитех-2017
Industrial Daily ИННОПРОМ-2019
"Industrial Weekly" "Ударник" "Уралмаш Нефтегазовое Оборудование Холдинг" "Show-daily RUBAE 2019" "Show-daily RUBAE 2018"
Industrial Weekly
Ударник
Уралмаш Нефтегазовое Оборудование Холдинг
Show-daily RUBAE 2019
Show-daily RUBAE 2018
"Show-daily MAKS-2019" "Energy Russia"
Show-daily MAKS-2019
Energy Russia
Металл Фото Арт Фестиваль промышленной фотографии Московский клуб промышленных журналистов Премия имени Никиты Кириченко
Московский клуб промышленных журналистов
Московский клуб промышленной журналистики.
Учредитель и издатель:
ООО «Редакция газеты «Промышленный еженедельник». Издание зарегистрировано в Министерстве Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовой информации.
Подписка:
Распространяется по подписке, в розницу, по прямой рассылке и на профессиональных мероприятиях. Подписаться на «Промышленный еженедельник» можно в любом отделении связи РФ и СНГ.
Индекс для подписчиков:
Подписной индекс в электронном каталоге Почты России - П7282.
Корпоративная подписка:
Организуется для корпоративных подписчиков путем заключения прямых договоров с редакцией.
Адрес для корреспонденции:
123104, Москва, а/я 29,
«Промышленная редакция»
Телефоны редакции:
+7 (495) 505-76-92
+7 (495) 729-39-77
Интернет: www.promweekly.ru
E-mail: doc@promweekly.ru
Промышленный еженедельник  
Copyright © 2002-2019 Промышленный еженедельник - независимая межотраслевая
газета о промышленности